МЫ
В СОЦСЕТЯХ |            

Истоки

В нескольких километрах от станции Хворостянка, располагается некогда густонаселенное, а ныне пустующее село Ольшанка. В здешних местах и располагались земли князей Вяземских, которые создали образцовое имение Лотарево.
Последним владельцем был Борис Леонидович, убитый в августе 1917 года на станции Грязи. Экономия Вяземских (а ее создателем был Леонид Дмитриевич – видный общественный и военный деятель конца XIX - начала XX столетий) состояла из двух частей – Лотарево и хутора Ольшанка. В последнем насчитывалось 2238 десятин черноземной земли. На Ольшанском хуторе располагались хозяйственные постройки, рабочий скот, сельскохозяйственный инвентарь. Здесь жили управляющий и служащие. Вокруг хутора располагалось немало логов, которые Леонид Дмитриевич использовал для устройства пяти плотин. Получились своего рода рукотворные пруды. Они служили не только для водопоя скота, но и для орошения. Здесь ежегодно орошалось от 10 до 18 десятин пашни. Первоначально вода несколько суток держалась на посевах, потом медленно уходила в лог, а по нему – в другой пруд. Орошались не только посевы с зерновыми культурами, но и многолетние травы. Урожай получали невиданный. В засушливом 1892 году на хуторе Ольшанка с одной десятины пашни получили 108 пудов (пуд – более 16 кг) овса, а без полива – всего лишь 68,5 пуда. Урожай люцерны и костра с тимофеевкой при орошении давал по 250-300 пудов с десятины (косая десятина – более 1 га). Восемьдесят три десятины в Ольшанке было занято кукурузой (редкая по тем временам культура, высеваемая в тогдашних помещичьих экономиях), свеклой, картофелем, просом, сахарной свеклой, различными масляничными культурами. Следует отметить, что с одной десятины получали по 15 и более центнеров. А в засушливом 1891 году помещики – соседи Вельяминов, Новоселов и другие - получили с гектара по 1-2 центнера, а Вяземский – по 9,8 центнера. Недалеко от Ольшанки, в районе нынешней станции Хворостянка, из системы хозяйственного пользования был выделен участок непаханого чернозема. Эта была так называемая Лотаревская степь, занимающая около двухсот гектаров. Сюда приезжали ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа. Последний Вяземский хлопотал о создании здесь первого в России заповедника. После отставки камер-юнкер двора Его Величества, титулярный советник, князь Борис Леонидович неоднократно избирался предводителем Усманского уездного дворянства. Он был одним из самых активных гласных (депутатов) уездного собрания. К его слову и авторитету прислушивались депутаты. А в 1915 году Вяземский стал и членом совета Министров внутренних дел Российской империи. Известен Борис Леонидович и как историк. В 1909 году в столице вышла его исследовательская работа «Верховный тайный совет», посвященная событиям 1725-1730 годов.
Летом 1917 года князь был арестован в своем имении Лотарево. Его отправили на станцию Грязи. Здесь пьяные солдаты-дезертиры искололи князя штыками, а тело его выбросили со второго этажа на перрон, где продолжали глумиться над трупом уже мертвого Вяземского. Тело было доставлено на станцию Хворостянка, а отсюда в родовое имение, где и было захоронено в семейном склепе. В советское время прах всех захороненных Вяземских был выброшен, а склепы заполнили зерном. Полному погрому предали не только лотаревскую экономию, но и Ольшанский хутор. И напоминанием о когда-то образцовом здесь ведении хозяйства служат лишь пруды.
На снимке: последний владелец имения Лотарево Б. Л. Вяземский.

РЕКЛАМА ЯНДЕКС 2023